Глаукома красная икра

Глаукома красная икра

ЧАСТЬ /УЗЕЛЪ/ 1-АЯ Печальна повесть эмигранта. В записке упоминалось про починку зажигалки. в то время как У мадам Беттины жилось не худо.«В берлине пассажиры разместились по чинам». При этом зад, естественно, остается открытым. «Бушмены более тщательно мастерят свои луки. Томский или венский диалект равно прекрасны. Вчера читал ТВОИ стихи графиням Разумовским. Покамест не найдёшь фиксации своей гармонии. в неимании баб утекла ведь Полина в Нью-Йорк! «Бенчик, подай мне розовую кофточку», – кричала еврейская мама, запершись в туалете на втором этаже отеля цум Тюркен – индюк нерегулярно мигрирует, точно так же, как нерегулярно собирается в стаи. Когда случается, что корм в одной части страны урождается более, нежели в другой, индюки собираются и постепенно движутся по направлению к тому месту, пока одна часть страны не становится заброшенной, в то время, как другая, так сказать, совершенно переполненной индюками...

Цум байшпиль бушевала глаукома – кажется, Бродский.Сначала продали Хейфеца, потом выпустили Марамзина. Французы и евреи, культурные атташе и Сюзанна Масси. доске, а пушечку, на всякий пожарный случай, убрали.Эллы Липпы и ихние липкие жоппы – поставь ей фонарь!И я, со всею требухою – ищу тебя /промежду твоих ног/. Иосифа Бродского спросили... Черепичные крыши, облепленные ленточными червями – кажется, Кафка, пинии и глицинии, цирроз печени от поедания хайст вурстов, запиваемих чешским пивом «Старопрамен», трофейным, полученным по культурному обмену СССР – Австрия, город фюр хунде унд русише эмигрантен, грант унд гратис, чаша святого Грааля во городе Граце, хранимая милым доктором Эгоном Капеллари, к которому у меня рекомендация, национальный вопрос и традиции немецкого языка – «Бенчик», – кричала мама уже на идиш. Надобно сказать, что у мадам Беттины, где остановился герой данного повествования, тараканов не было.И пошёл, мертвяками сопровождаемый, по направлению к Кремлю, медленно так, неохотно, и эти двое за ним. По утрам в окно кричали птицы, то же самое они делали днём, к вечеру же замолкали.утром приходили корреспонденты газет, их не пускали, они, потоптавшись, уходили.Советским евреям делалась скидка по причине крайней исхудалости крайней плоти.гермафродитизм патриарха гермогена – научное сочинение колледжа для иезуитов.Я адну купил, заплатил пятдэсят, нэт, двэсти тисяч рублей, харошая била трубачка.

Но зато под абажуром вились тихие мотыльки, моя собака ловила их и ела, тем и питалась.Саша Гидони посвятил стих не ему, а Солженицыну, одним словом, начинался упадок духа., надравшись зубровки, плачет в жилетку сенатору Джексону её опять не пустили в Союз. В парке Гуго Вольфа водились ежи, опасно было садиться.А может, что ещё... Оставил, называется, на Юлию девушку. Философ и журналист, директор отеля Коля, посоветовал купить керогаз – на кухне водились жильцы, жарили коллективную яичницу, люди скучают по коллективу – будь то турки, венцы или евреи.И с кормами там плохо, и свобод никаких, и вот дви-жется хилый поток эмигрантов больше не пускают, больше боятся, принявших иудаизм, или просто сочувствующих по-ди разбери, кто из них кто?

Моя жена изучает иврит, говорят, это нужно.Голлендер – Чем занимались до эмиграции? Что из того, что все они потрачены впустую?Они искали способов фиксации интонировки. людвиг ашкенази зрит борзая и зрею прыщом. В воскресенье приехал Володя Марамзин. Подал документы в Израиль и стал ждать.Всё остальное они дают – но кому охота?Вот так и живём эти в Вене, а те на Лене.Для одесских Рига – это почти что Вена.«А в 14-ой опять мужики, во дают девушки! ...был уличён в том, что жарил свиную колбасу в еврейском отеле на арабской сковородке однажды его поймали...Рай и блуд, слово «ай» и сырая айва Ай-акмэ, мусульманская древняя львица Ай-буй-яй и татарское семя Ох мать!Тихий мальчик колокольчик, затонувший хер меж шхер, в сферах светлых и спокойных – Бог стоит – милицьонер. на помойку была выброшена енотовая шуба с рукавами до колен «бардзо добже», – сказал пан Рогойскiй и посмотрел в окно за окном свисала линялая борода Льва Николаевича Толстого и стоял австрийский полицейский в каске с петушиными перьями он хотел к утконосам. Эллочка Бриккер, в девичестве Вайнштейн, дочь Иосифа Вайнштейна джаз-оркестр, ругалась матерными словами по-фински и на иврит въехав в Краков на чистокровной русской борзой герой возгордился окраска её была муруго-пегая пежил девочку-австралийку в машине марки «Пежо» /ситроен, додж, рено, ЗИС-110, мерседес-бенц/ шведских граждан уговаривали выпить вино цинандали они же стойко держались за самогон «а может быть я еврей? » – думал он. мерин и пэри. Как у Стерна. За это хвалю. Естественно. В слова свои. ещё не время. Олег, прости! Прости, Олег! чело, изборождённое морщинами, выдавало человека умственного процесса.Пудель Антон тщетно пытался соблазнить борзую, она была ему не по росту.Уж если мои бумаги к литературе не относятся, то что у вас там относится?в нью-йорке – джунгли, стонет бахчанян на нём, на ровнере растут лимоны. он способствовал прогрессу, объединению наций, быстрой ассимиляции.выйдя на улицу, он обнаружил на стоянке автомашин привязанную таксу.Долго разбирали машинку «Ундервуд», оказалось много лишних деталей.

его звали коля. все ждали илью. «Говорилъ съ о. И за Лимончика. Вы не согласны? И Чехов – тоже. Не податься ль? Она НЕ УКАЗАНА. Я тебе говорил. Писал он плохо. Ведь ты умрёшь. А мне довольно. И очень дорого. Поэты не нужны. с ним хамелеон. Здесь всё дают. «данке шён», – сказала девушка. Советское еврейство в Вене т.е. «Опротивела марксистская вонь. И что вы думаете, он извиняется? А вкусно – холодильник, огурец. Наталья есть, но только она там. поцелуй был глубок. Католицизм и хиппи. в публичных местах. » – жаловался Блок. Это же кагэбэшник!!! Витюша, как же быть? Который не спасает. на новый континент! Теперь я понимаю М. кроны дерев делились на шиллинги, пенсы и грошики.Не можете ли Вы мне подсказать, как его выпря-мить?Мадам Беттина заходила, справлялась, как мы живём.

у Шестинского шерстью поросший, вымя неандертальца, на пальцах – пять брильянтовых колец одно из них – украденное у Элизабет Тэйлор, с камнем на пять каратов, ловким приемом карате она вывернула ему руку; в стиле икэбана росли кусты на обочине. китайские бодигары стояли стойкими рядами у входа в посольство.с телестудии не пришли, пришлось идти самому, но туда не пустили.Пришло твоё «Полнолуние» первый вариант, читаю, сладко на душе.Олег, пойми, я за тебя – расплата, а ты, борец, по-прежнему борись. У мадам Кортус открыли новый пансион. ассистировал профессор сидней монас. Боже, сколько Мандельштамов на свете. «Не па, не па», – соглашались девушки.«Где Вы теперь, кто вам целует пальцы?Улицы голы, логика, геометрия, камень. Сицкари, батенька, цто с них спросишь. Только вены не режь, потерпи, подожди. Подавали польские шпекачки, соус бешамель. » «Володя, – говорю, – успокойтесь, Володя.За пару тысяч и билет до Парижа в оба конца.Самое невкусное, что я ел – сойка-кедровка.Большинство волнуют размеры русских х*ёв... За них не платят, не читают, но не вяжут тож.Кручёныха, коего ни одна сволочь не читала?В Вене – вены, ты на Лене, я на Оле – о-ла-ла! борзо бежали из Польши, Италии, Венгрии. Архитектор сидела в номере, затаившись. Пограничники долго изучали фотографии. «Се не па элеган», – как сказал хулиган.Убиенные были занесены в золотую книгу. 5 февраля по этапу я еду в Америку лечу.0традиных, Градобоевых и попросту С-ких. княгине Шаховской – целую ручки гм.... закатное светило медленно опускалось на запад. А мне тут не можно сказать пару тёплых об Эстер.И к тому же, бл*дь – вполне приличная профессия.Руки потом не моют, а обтирают об меховые штаны.Впрочем, нос можно и не затыкать, помогает мало.В.3-н Как приятно читать «Новое Русское Слово»!Американская журналистка это про тебя, Сюзанн! И голос у меня при этом негромкий, но противный. там Америка, инки-ацтеки, ацетат уксуса oцет, ацетиленовые горелки, засунутые в факел Свободы, и Эйфелева башня, указующая перстом в Сибирь был уличён...– во наследственность, – китайца этого, Ю-Дзин-Гума, надо полагать, в войну в армию потянули, а он говорит «Моя солдатом не мозет, моя командовать мозет! ...девушка отвернулась от него, друзья бросили, не выплатили зарплату 120 долларов, купил подержанную машину марки «Рено Гардини» и начал читать «Русскую мысль».Заплатив 5 долларов 38 центов за чашечку кофе в аэропорту «Варшава», архитектор ландшафтно-парковой архитектуры увидела восьмое чудо света – венскую телебашню. Могендовед на груди позеленел, спёкся, лямурные отношения с турками обходятся дорого.работать нужно было ежедневно, потому что проблема питания не разрешалась сама собой. конгресс парапсихологов призвал переселяться в потусторонний мир, но было дорого с телепортацией.Ледянки делались так дно плетёной корзинки обливалось водой и замораживалось, потом ещё и ещё раз."Плэйгай", март 76 "Ну а если вообще выбросить этот вертел - основную фабу-лу и центральный персо-наж?Прости, мой князь, пишу не Трубецкому на коновязь холопа привяжи – зачем поёт, в России трепыхаясь?

телерепортажи отдавали гнильцой сначала показывали голых женщин, потом выбритых обезьян, голос диктора подчёркивал вторичные половые признаки последних.Ей предлагали свои, директор отеля срывал кольца со своих исхудавших рук курятина, выращенная в инкубаторе, лишена питательных свойств бифштекса с кровью. последователи Мао-Цзе-дуна собирались кучками в Сорбонне и шопотом требовали выдворения Ефима Григорьевича Эткинда за пределы Шампс Елисее.Бедный Йорик, твой череп смердит, как хорёк как хорей, коим чукчей оленей гонять – но пришёл ледокол, и каяку – каюк в магазине дают дырокол... журналистика надоела ему приходилось щупать Элизабет Тэйлор и брать интервью у Джейн Фонда, влезши на броневичок.Запоют в твоих садах соловьи /или совы – на один голосок/, а в Париже говорят – се ля ви, разделяет нас один волосок.

Оставьте комментарий
Имя:*
E-Mail:
Отзыв:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера